Жизнь — это игра. Быть готовым к любым вызовам судьбы — невозможно. Но учиться этому? Можно, нужно и даже интересно. Военно-тактические игры — яркий пример того, как симуляция реальности помогает нам быть быстрее, выше и сильнее, чем вчера. Стать частью этого мира — намного проще, чем кажется.

Белые журавли нашей памяти

Я из того поколения, где деды прошли войну, бабушки испытали все тяготы тыловой жизни, а родители были детьми войны и видели послевоенное время. И, несмотря на то, что война давно окончилась, но она как эхо отзывается в нас, живущих. В моей семье с полей сражений не вернулся ни один дед, все полегли в первые годы. С детства интересуясь историей я задавался целью узнать судьбу своих предков, но информация на столько была скупа, что приходилось долго складывать эту мозаику жизни. По линии отца была большая семья, жившая в Челябинской области, после ухода на фронт деда Минеева Николая Тимофеевича, скоропостижно умерла бабушка и всех детей (пять человек), в том числе и моего отца, отдали в детский дом. После войны они встретились и жили рядом, но так как были детьми в начале войны, информация по деду практически отсутствует. Известно только, что был рядовым и пропал без вести в 1942 под Ростовом.

По второму деду, по линии матери, Первухину Семену Егоровичу, было известно куда больше, так как он был офицером и служил в 65 стрелковой дивизии 38 стрелкового полка, замполитом первой роты в звании лейтенант. Из похоронки было известно, что погиб, освобождая город Тихвин в период с 19-24 ноября 1941г.

Белые журавли нашей памяти Летом 2016 года наша семья посетила город Тихвин, мемориалы и места захоронений в окрестностях города с целью отдать дань памяти. Но, к сожалению, ни на одном из мемориалов не нашли строку с фамилией нашего предка. Связались с местными поисковыми отрядами и, уже после отъезда, стали обмениваться информацией. И вот, благодаря совместной полугодовой работе, документам из архива сайта ОБД Мемориал (www.obd-memorial.ru) удалось восстановить боевой путь и предполагаемое место захоронения. Почему предполагаемое? Потому что бои были очень жестокими, наши атаковали не переставая, стояла зима и хоронить было не когда, да и невозможно, убитые лежали неделями. Один ветеран, участник этих боев из города Читы, в 1993 году мне рассказал, что за всю войну он не видел столько трупов, сколько их было в ноябре-декабре 1941 года под Тихвином на поле у Белой Церкви. И это слова человека, прошедшего войну.

Погиб мой дед, коммунист, Первухин Семен Егорович 19-24 ноября 1941 года в возрасте 27 лет поднимая бойцов в атаку уже в должности командира первой роты 38 стрелкового полка 65 стрелковой дивизии, заменив выбывшего командира у деревни Астрача города Тихвин Ленинградской области. От сослуживцев деда было известно, что говорил он, что если с ним что-то случится, то коммунисты не забудут его семью.
Пропуская через себя жизнь деда, я всегда думаю, как бы поступил на его месте, смог ли вот так, имея молодую жену, трех малолетних детей, встать и пойти на смерть. Горжусь ли я им? Да, безусловно! Это даже не обсуждается и однозначно.

Белые журавли нашей памяти22 июня 2017 года в городе Тихвин, Ленинградской области на Воинском мемориале «Братское кладбище» на Фишевой горе была произведена церемония перезахоронения останков солдат 65 стрелковой дивизии, 44 стрелковой дивизии, состоящих в основном из Сибиряков, найденных поисковиками за ближайший год. Из 25 найденных тел опознан только один. Так же установлена дополнительная плита с увековеченными именами солдат, павшими на этой земле. На плите и имя моего деда, у семьи теперь появилось место, куда можно приехать и почтить память. В народе говорят, что человек живет пока его помнят и кто не помнит прошлого, не имеет будущего. К сожалению, наша семья не смогла принять участия в церемонии, но от нас был мой старший сын, правнук деда Минеев Михаил Владимирович, студент Политехнического университета имени Петра Великого города Санкт-Петербург. Вот такая она, наша жизнь ради жизни.

Я написал эти строки, чтобы прочитавший вспомнил, а может даже, по нашему опыту, нашел информацию, и она передавалась из поколения в поколения в Ваших семьях. А мы продолжаем собирать и искать информацию по второму деду.

Огромное спасибо людям из поисковых отрядов, занимающихся таким нужным и благородным делом. Низкий Вам поклон за Вашу работу.

Вечная память нашим героям.



Белые журавли нашей памятиБелые журавли нашей памятиБелые журавли нашей памятиБелые журавли нашей памяти


Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю эту полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.

Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?

Сегодня, предвечернею порою,
Я вижу, как в тумане журавли
Летят своим определенным строем,
Как по полям людьми они брели.

Они летят, свершают путь свой длинный
И выкликают чьи-то имена.
Не потому ли с кличем журавлиным
От века речь аварская сходна?

Летит, летит по небу клин усталый —
Летит в тумане на исходе дня,
И в том строю есть промежуток малый —
Быть может, это место для меня!

Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.